Зачем Сталин в начале войны репрессировал высшее руководство ВВС

Зачем Сталин в начале войны репрессировал высшее руководство ВВС

В 1942 году немцы рвались к Ленинграду. Только что, невероятными усилиями удалось отстоять Москву. А 23 февраля под Саратовом в глубоком тылу после допросов и пыток увозят на расстрел генералов с голубыми петлицами. Их арестовали еще в июне 41-го. Это высшие офицеры, по сути, стоявшие у руля советских ВВС.

 

Зачем Сталин в начале войны репрессировал высшее руководство ВВС
Александр Лёвин (справа)

Генералы Петр Пумпур – командующий ВВС Московского ВО, герой СССР; Александр Лёвин – бывший руководитель летных училищ ВВС; Эрнст Шахт – герой СССР, бывший начальник Липецкой летной школы.
Всего вместе с ними были расстреляны более сорока высокопоставленных военных. Ранее, осенью 41-го, расстреляны проходящие по тем же делам Павел Рычагов, герой СССР, генерал-лейтенант авиации, бывший главком ВВС; Яков Смушкевич, тоже экс-главком ВВС, дважды герой СССР.

Не было даже приговора, людей расстреливали просто по распоряжению Берии. Все делалось в совершенном секрете, об этих расстрелах не сообщалось ни в прессе, ни в войсках. Из партии их исключат задним числом, после войны.
В пятидесятые, только после реабилитации, семья Александра Лёвина получит документ, в котором написано «умер от инфаркта в 1945 году». И только спустя годы близкие узнают правду о расстреле в феврале 42-го.

От Александра Лёвина останется лишь книга «Занимательная астрономия», которую он подарил сыну с пожеланием, чтобы тот не вырос мещанином, а стремился к чему-то большему. Пожелание было написано 12 января 1937 года.

Почему люди, создававшие военную авиацию СССР, были арестованы в самое опасное для страны время? Например, герой СССР Рычагов арестован 24 июня. Ему всего 30, на должность главкома ВВС был назначен в 29. Успел походить в любимчиках Иосифа Сталина, тот лично давал ему рекомендацию при вступлении в партию.

Существует легенда, что в апреле 41-го на заседании о положении дел в ВВС Рычагов якобы бросает Сталину: «Мы летаем на гробах». В повисшей тишине генсек выдавливает: «Вы не должны были такого говорить». Это было неслыханно. Одного из предшественников Рычагова на посту главкома, Якова Алксниса, и без подобных дерзостей расстреляли в 38-ом.

Эти люди создавали советскую авиацию с нуля, делали ошибки. Но разве можно без ошибок совершать рывок, который еще недавно считался невозможным? А завтра была война. На мирно спящих аэродромах горят советские самолеты. А в тюрьме на Лубянке идут допросы бывших руководителей ВВС. И показания на них уже подготовлены, и сами арестанты обработаны.

Зачем Сталин в начале войны репрессировал высшее руководство ВВС
Сталин на авиапараде в Тушино

На авиапараде в Тушино, всего за год до войны, Александр Лёвин находился рядом с вождем. Знал ли Сталин об этом деле, о том, что арестованы люди, с которыми он общался довольно часто? Он не мог не знать, что на каждого руководителя были даны показания. И в любой момент эти показания можно было использовать. Но почему их использовали так выборочно?

По этому же делу, на второй день войны, арестовывают генерала Мерецкова. Но, несмотря на подписанные показания, его освободят уже в сентябре, и войну он закончит маршалом СССР. Освободят по личному приказу Сталина и арестованного накануне войны наркома вооружений Ванникова. Но руководители авиации остаются под арестом.

В деле следователя Владзимирского, арестованного в 53-ем, есть свидетельства о том, как допрашивали еще недавно высокопоставленных арестантов. Их били резиновыми палками. По свидетельству следователя Болховитина, Рычагову на допросе перебьют барабанную перепонку уха, после чего он в отчаянии скажет, что уже не сможет быть летчиком. Но вины своей не признает.

В первый же день войны командующий ВВС Западного округа Иван Копец, потеряв 738 самолетов, из них 528 на земле (они так и не успели взлететь – их расстреливали как учебные мишени), запирается в служебном кабинете и пускает пулю в висок. Как случилось, что авиация терпит такую катастрофу? Отсутствие ли кадров решало все?

С началом войны на одном из совещаний Сталин вдруг вспомнил о Якове Алкснисе, мол, надо его найти, он исправит ситуацию с авиацией. Но вождю напомнили про судьбу Алксниса. Этот человек, под руководством которого ВВС совершили невероятный рывок, был расстрелян еще в 38-ом. Одна из последних жертв «большого террора». После этого генералов стали беречь, но ненадолго.

Времена иные: 41-ый – это не 37-ой. Оппозиция и в партии, и в армии разгромлена. Почему же авиаторы стали новыми жертвами чисток? А самое главное, как эти люди все вместе – и жертвы, и их палачи – смогли создать авиацию практически с нуля, из разрухи и пепла империи? Как они все в спорах и конфликтах сумели заложить такую основу, что даже после разгрома 41-го советские ВВС не просто возродились, а стали самыми мощными в мире?

к содержанию ↑

Все начинать сначала

В 1914 году в России были две воздухоплавательные школы – Гатчинская и Качинская. Но Гатчинская – почти дворцовая игрушка рядом с Петроградом. Настоящее же летное дело было в Крыму. Первая мировая уже показала важность применения авиации и то, что в воздухе плавать, – это не по парку гулять. Любимец довоенной публики Нестеров, впервые в мире пролетевший мертвой петлей, гибнет в первых же боях, тараня самолет противника. Парашютов нет и в помине, кабина открыта, и летчик просто вываливается из нее.

Теперь в Крыму учат летать, воевать и возвращаться на аэродром. Знаменитый летчик Арцеулов преподает навыки высшего пилотажа. Авиация – это элитная сфера, где связь поколений наглядна. На смену Нестерову приходит Арцеулов и учит летать Лёвина. А потом Лёвин здесь же в Каче будет учить Алксниса. На старых фотографиях оживает Качинское училище тех лет. Сегодня там стоит то же самое здание, только кустарники заросли и штукатурка несвежая.

Школа военных летчиков под Севастополем основана еще в 1910 году. Местом выбран поселок Кача. Здесь идеальные погодные условия, практически всегда безоблачное небо. В 1916 году именно в Каче летчик Арцеулов становится легендой мировой авиации. К тому моменту он уже победил в восемнадцати воздушных боях на фронтах I мировой. А в Каче он первым в мире выводит самолет из штопора. Легенде авиации на тот момент всего 25 лет. В советские годы Качинское училище закончит целая плеяда военных летчиков. Сын самого Сталина – Василий – тоже будет учиться летать здесь.

Тогда в Каче летали со скоростью 80 км в час. Сегодня на учебном Як-130 и восемьсот не предел. Но в начале века такие скорости даже не грезились. Самолет – это почти телега, только летающая. Но при этом телега высшей инженерной мысли.

В 1918-ом телега и самолет, прошлое и будущее транспорта, встретились при необычных обстоятельствах. Один из самолетов красных был подбит белогвардейцами мамонтовского отряда в тульских лесах и вынужден был сесть на территории противника. Каждая машина на счету, и командир красных летчиков Александр Лёвин принимает решение найти подбитый самолет и вернуть его в часть. На трех подводах они перевезли его через линию фронта.

Внук Александра Лёвина вспоминает, как ребенком увидел этот самолет в музее. Не зная еще ничего о судьбе деда, он почувствовал, как связан с ним через этот смешной аппарат, похожий на этажерку. Это был британский триплан из фанеры и перкали. Самая тяжелая часть здесь – это двигатель с пропеллером. Конечно, в полевых условиях разобрать и транспортировать такую машину непросто.

Зачем Сталин в начале войны репрессировал высшее руководство ВВС
Sopwith F.1 Camel

В первые революционные годы русские продолжают летать на иномарках. Британский истребитель Sopwith – одна из лучших моделей Первой мировой. В России после революции останется несколько таких машин. Своих малых истребителей у нас нет. Но мы хорошо умеем делать большие самолеты. У русских собственная гордость – «Илья Муромец» Игоря Сикорского. Это лучший тяжелый самолет I мировой войны.

Но и он на иностранных двигателях. Всего было выпущено 73 «Муромца». И на них предполагалось пятнадцать разных вариантов установки двигателей. Их комплектовали из союзнических поставок. Что было в наличии, то и ставили.

Сейчас это все английский музейный антиквариат, а тогда он помогал становлению всей нашей авиации вплоть до 1941-го. Не было в те времена двигателей лучше «роллс-ройсовских». Только 22 июня станет понятно, как сильно Англия повлияла и на создание, и на разгром ВВС Страны Советов.

Но в 1914-ом империя, что вступала в войну, понимала необходимость развития авиации. Однако проигрывала по темпам производства катастрофически. В 1916 году, на пике военных действий, Россия выпускает 1432 самолета, Англия – 6149, Франция – 7549, а их противник Германия – 8182.

Революция отбросит отечественную авиацию в довоенное прошлое. Подобно Сикорскому, эмигрируют и многие другие специалисты. Будет расстрелян сподвижник Сикорского – начальник воздушной эскадры Михаил Шидловский. Расстреляют и директора завода «Авиа-Балт» Витольда Ярковского.

Но советской власти совсем не до авиации. Денег нет разруху ликвидировать. Наркомвоенмор Фрунзе с грустью констатирует, что после Гражданской войны страна полностью лишилась авиационной промышленности.

1920-е – это начало мировой авиационной гонки, в которой СССР стартует не просто последним, а с запозданием почти на десятилетия. В Европе уже пишется концепция будущих войн – господство в воздухе определит победителя. А у Советской России еще нет понимания, как комплексно развивать авиацию.

Зачем Сталин в начале войны репрессировал высшее руководство ВВС
Тяжёлый бомбардировщик ТБ-3 (АНТ-6) в полёте

В начале тридцатых Туполев создает первый в мире цельнометаллический бомбардировщик ТБ-3. Но все равно еще долгое время единственный выход – это импортные закупки.

В Европу был командирован Александр Лёвин. Ему всего 25, и он руководит закупкой самолетов и двигателей в Париже, Лондоне и Амстердаме. Завод «Фоккер» наиболее охотно идет на контакт с советскими представителями, ведь Голландия, где он располагается, – нейтральная страна. Эта поездка еще найдет отклик на допросах в 41-ом, когда Лёвина арестуют.

Внук бывшего главкома ВВС хранит дипломатический паспорт деда – вернули в перестройку из архива КГБ. В паспорте Якова Алксниса визы западных стран. Мир капитала был изучен советскими спецами в поисках новых технологий.

Зачем Сталин в начале войны репрессировал высшее руководство ВВС
Яков Алкснис

Судьба Алксниса – это сказка революционных лет. Такого социального лифта мирное время не знает. Гражданская война вынесла 25-летнего латышского крестьянина в заместители главкома ВВС внезапно и для него неожиданно. Алкснис – фанатик и аскет, утром стакан молока и обязательная зарядка. Перед сном одно яблоко, а сам сон всего несколько часов. Не употреблял спиртного (как и Лёвин). Если ему что-то поручают, выполняет тщательно, поэтому бывший пехотинец берет уроки высшего пилотажа – чтобы руководить ВВС.

Александр Лёвин учил летать пехотинца Алксниса. Он уже руководит вузами ВВС в начале тридцатых. Именно он станет автором первого учебника пилотирования для будущих военных летчиков. К тому моменту, когда Лёвин составит курс летной подготовки, в СССР будет уже несколько летных училищ. Качинская школа остается первой, но перестает быть единственной.

Но сегодня в России снова всего одно высшее военное авиаучилище. Краснодарским курсантам читают курс, который с середины тридцатых почти не изменился, и от опыта предшественников прямая нить тянется в сегодняшний день.

По-2 – самолет легендарный, на нем учились летать практически все пилоты предвоенной эпохи. Он дешев в производстве и весьма прост в эксплуатации. Но главное – он надежен. Он простит неопытному пилоту те ошибки, которые никогда не простит другой самолет. Например, он не свалится в штопор и сможет сесть в чистом поле даже при отключенном двигателе.

По-2 его назовут после смерти конструктора Поликарпова в конце войны. До этого он назывался У-2. Учиться летать на нем легко, воевать же – почти невозможно. Скорость грузовика, низкая высота, следовательно, легко подбить с земли. Потому во время войны летают на нем ночью в тыл противника, в кромешной темноте, что сегодня представить невозможно, ведь приборов на нем никаких нет.

Для отца народов авиация – дело принципа. Но нужна комплексная модернизация экономики. И Сталин в 31 году говорит знаменитое: «Путь в столетие требуется пробежать за десять лет, иначе нас сомнут». В этой фразе уже заложена и грядущая Победа, и трагедии по дороге к ней.

к содержанию ↑

30-е. Иначе нас сомнут

О том, что советская авиация отстает, докладывают еще в конце 26 года командующий Баранов и его заместитель Алкснис. Летчики – настоящая элита нового времени. Осваивать небо модно, ведь это будущее шагает прямо в сегодняшний день. За несколько лет техническое развитие становится ощутимо и заметно даже далеким от техники людям.

Летчики – единственная каста в вооруженных силах, что получают папиросы в довольствии, остальные довольствуются махоркой. И, конечно, авиация теперь ассоциируется с одним человеком, который любит папиросы «Герцеговина Флор». Летчики теперь – не просто летчики, а «сталинские соколы». Про них даже марш написан.

Зачем Сталин в начале войны репрессировал высшее руководство ВВС
Славные Сталинские соколы! Крепче удар по врагу!

Советская авиапромышленность строится с нуля, СССР не может делать цельнометаллические самолеты, нужен алюминий. Значит, необходимо строить металлургию. Чтобы снабдить самолеты качественными рациями, нужна хорошая радиоэлектроника. Мало кто знает, что массовая реквизиция церковных ценностей в начале 30-х – это во многом еще одна попытка найти резервы на построение авиационной отрасли.

Форсировали развитие авиации такими темпами, что сегодня можно только удивляться, как такое возможно. Но это возможно, если только и вправду понимать, что иного выхода нет, иначе сомнут. Развитие нужно сразу во всех отраслях, и малейший сбой в одной вел к эффекту домино – сыпалось все остальное. А вузы ВВС выпускают летчиков больше, чем имеется для них машин. На то, что нет практики, даже главный курсант страны – Василий Сталин – отцу жалуется.

Авиация развивается не такими темпами, как планировалось. Причины ищут в человеческом факторе, наверное, кругом враги и без вредительства не обходится. Продолжаются допросы согласно утвержденному обвинением сценарию. В 1936 году Рычагов и Лёвин получают орден Ленина одним указом. Они дружат, и Лёвин к Рычагову относится, как к младшему брату – тот младше его на 15 лет. На допросах он сознается во всем, что ему инкриминируют, но ни одного показания против Рычагова не дает.

Зачем Сталин в начале войны репрессировал высшее руководство ВВС
Советские летчики, участники первого воздушного боя 4 ноября 1936 года, на аэродроме Сото под Мадридом. Верхний ряд, второй слева — Павел Рычагов

Эти люди еще вчера были кумирами миллионов. И авиация без преувеличения была их жизнью. Они жили в небе. Журналист Михаил Кольцов вспоминал, как Александр Лёвин предпочитал автомобилю свой самолет. Кольцов писал в заметке, что когда перенесли перелет Москва – Пекин на несколько часов, Лёвин просто сел за штурвал и улетел из Серпухова в Москву – побриться. Чтобы зря время не терять. Какой пассионарный всплеск заставлял их так самозабвенно отдавать все свои силы авиации? Почти никто из них не перешагнет 45-летний рубеж. Может, чувствовали это, потому и торопились?

к содержанию ↑

Над Испанией безоблачное небо

Единственный монумент, увековечивший память о советских летчиках, что погибли, сражаясь на стороне Испанской республики во время Гражданской войны, установлен неподалеку от Мадрида, в городке Санта-Крус-де-ла-Сарса.

Русские летчики славу заслужили уже в первых воздушных сражениях. В ночном бою над Мадридом 4 ноября 1936-го они нанесли серьезное поражение итальянским и немецким асам, чьи самолеты до этого бомбили позиции республиканцев безнаказанно.

СССР отправляет в Испанию на помощь республиканцам, сражающимся против франкистов, поддерживаемых Германией, свои новейшие образцы самолетов – 136 машин. Среди них бомбардировщики СБ (испанцы называют их «Катюшами»), истребители И-15 (их называют «Чатос» – «Курносые») и И-16 (эти монопланы прозвали «Москас» – «Мухи»).

Около ста советских летчиков пребывают в Испанию под видом туристов и формируют подразделение с советскими экипажами. На вспаханном поле возле Мадрида все еще видны следы секретного аэродрома, на котором базировались советские самолеты. Там до сих пор сохранилось и бомбоубежище.

Советские летчики в начале Гражданской войны демонстрируют прекрасную выучку, завоевывая на первых порах превосходство над немцами и войсками Франко в испанском небе. Капитан Пумпур – командир шести эскадрилий истребителей. Звания героя СССР получают и Пумпур, и Рычагов, и Шахт, и Смушкевич – все эти фамилии из одного дела, что заведут на них в 41-ом.

Зачем Сталин в начале войны репрессировал высшее руководство ВВС
Комбриг Пётр Пумпур (первый слева) после возвращения из Испании, 1937 год

Героем станет и Копец, который застрелится 22 июня 41-го. Но тогда, в 36-ом, каждый второй мальчишка мечтает рвануть в Испанию – нашим против фашистов помогать. И сталинские герои Испании делают невероятные карьеры, занимают места расстрелянных в годы «большого террора» руководителей ВВС.

Рычагов и Копец от командиров звена за год взлетают до руководителей сотен и тысяч человек. В результате, Копец наблюдает гибель почти тысячи своих самолетов в первый же день ВОВ, а Рычагов в свои 29 лет руководит ВВС и требует снимать рации с самолетов, чтобы сделать их легче.

Впрочем, Рычагов не столько некомпетентен, сколько демонстрирует юношескую горячность и максимализм. Именно он заставляет проводить учебные полеты в ночных условиях при любой погоде – это повышает квалификацию летчиков, но в то же время увеличивает аварийность. Павла Рычагова расстреляют, но его подход к обучению летчиков останется и поможет приблизить Победу.

Испанская война не просто ускоряет гонку технологий – это обкатка в малом бою перед всемирной войной. Немцы присматриваются к советским новшествам и спешно опробуют новейший Messerschmitt 109 первой модификации. СССР тоже вынужден не отставать, но упускает инициативу.

В это же время, в марте 36-го, гений британской авиационной мысли Реджинальд Митчелл выкатывает на летное поле свой Spitfire. Даже в первом варианте он уже лучше и «Мессершмитта», и «Поликарпова». Под капотом – Rolls-Royce, больше 1000 лошадей.

Но главное, на основе боев в Испании пишется тактика применения ВВС в современной войне, слишком разная в СССР, Германии и Англии. На основе испанского опыта, герой СССР летчик Денисов составляет служебную записку о выявленных недостатках наших самолетов по сравнению с немецкими и британскими. Записка уходит наверх, но реакции нет, официальные выводы уже утверждены: машины хорошие, нужно только доработать тактику ведения боя.

Позднее осознание нашего отставания в авиации приходит – после боев на Халхин-Голе. Когда записка Денисова все-таки попадает Сталину, он проводит большое совещание в 39 году. На нем становится ясно, что за 10 лет пробежать так, как хотелось, не получилось. И ведь совсем немного осталось – и сомнут.

к содержанию ↑

Гонка партии и моторов

Этот предвоенный период похож на истерику. В эти годы советские специалисты едут в Германию и возвращаются потрясенными: то, что не удалось за десять лет, теперь нужно сделать за пару лет. Советский Союз начинает полный цикл модернизации авиации, он завершится к середине войны.

Это в начале 41-го Германия уже потенциальный враг, но успела ведь побывать и союзником. После соглашения Молотова и Риббентропа за два года до войны советских специалистов пускают на германские предприятия, чтобы они могли удивиться и понять степень отставания. Еще в 39-ом конструктор Поликарпов констатирует, что немецкому самолетостроению нет равных. Больше всего удивляет советских спецов комфорт для летчиков и продуманность деталей.

Зачем Сталин в начале войны репрессировал высшее руководство ВВС
Messerschmitt 109

Messerschmitt 109 – это квинтэссенция германской инженерной мысли конца тридцатых. Советских специалистов, которые знакомятся с машиной, поражает не столько внешняя элегантность дизайна (обшивка здесь полностью алюминиевая), сколько невероятная продуманность каждой детали. Уже потом это качество назовут «эргономикой». Например, для того чтобы пилоту взобраться в кабину через крыло, на корпусе сделаны небольшие потайные лючки – можно и рукой взяться, и ногой опереться.

Чтобы понять сложность пилотирования самолетов тех лет, достаточно заглянуть в кабину – череда однообразных рычагов и кнопок. В кабине же «Мессершмитта», к примеру, рычаги и кнопки не только разных цветов, но и разной формы, чтобы в стрессовой ситуации пилот ничего не перепутал.

Скоро эта разница скажется на эффективности боевых действий. В 43 году, например, пилот немецкого «Фокке-Вульфа» мог увеличить скорость одним нажатием сектора газа. Советский пилот на самолете Лавочкина для этого должен был сдвинуть шесть рычагов и не перепутать их последовательность. В результате советские пилоты в бою часто изматывались настолько, что, вернувшись победителями, не могли самостоятельно покинуть кабину и ступить на землю.

Например, чтобы снять пропеллер на «Юнкерсе 88», требовалось четыре минуты, а на советском бомбардировщике СБ – один час. Чтобы снять мотор, соответственно 1,5 и 4,5 часа. А чтобы его поставить – 3 и 10 часов.
В Як-1 каркас был практически полностью деревянный, обшивка в основном из фанеры и перкали. Алюминия в стране катастрофически не хватало, но именно эта простота в годы войны и спасет дело. Такие самолеты массово в тылу смогут клеить и собирать женщины и подростки.

Зачем Сталин в начале войны репрессировал высшее руководство ВВС
Истребитель Як-1Б

В СССР, по сути, две конструкторские школы: король истребителей – Поликарпов, тяжелые самолеты – за Туполевым. Вся база советской авиации разрабатывается за решеткой. Создание эффективных КБ решают просто – лучше всего работа идет в ограниченном пространстве. Конструкторов арестовывают, как неблагонадежных и подозрительных, но в «шарашках» они получат все необходимое для инженерного прорыва: справочники, бумагу, карандаши с линейками и покой.

Зачем Сталин в начале войны репрессировал высшее руководство ВВС
Н.Н. Поликарпов (рука заложена за отворот пиджака) с экипажем у борта У-2

Николай Поликарпов поработает в такой «шарашке» в начале тридцатых, Андрея Туполева арестуют чуть позже. Ему давно не доверяют, а теперь прямо обвиняют в передаче чертежей иностранным разведкам.

Созданные НКВД «шарашки» – все же не худший для того жестокого времени выход – что называется, легко отделались. Первая «шарашка», та, что в Бутырской тюрьме, – это две комнаты с чертежными досками. Но потом научный мир в заключении становится шире. Кровати в «шарашках» гостиничного типа, кормят хорошо. В Крестах, например, ученым даже белые скатерти в отдельных столовых накрывают. Еду там подают официанты.

Но перед войной еще одна проблема: промышленность не успевает модернизировать самолеты, а ВВС не успевают готовить кадры. Если на 1938 год численность личного состава ВВС составляла 195000 человек, то в 1941 году уже 476000. А новые модели самолетов к лету 41-го освоили лишь 10% пилотов и 5% технических сотрудников. Еще важнее то, что резко возросла доля молодых и малоопытных командиров авиационных соединений.

Незадолго до своего ареста, более чем за три года до войны, Алкснис в письме Ворошилову упоминал об уязвимости расположенных у границы аэродромов. По ним будет нанесен первый удар врага. Но Ворошилов тогда письмо проигнорировал.

В 40 году лишается поста руководитель вузов ВВС Александр Лёвин, только что получивший на работе лестную характеристику. Да, учили будущих летчиков, как могли и на чем могли. Это не просто кризис отрасли, это кризис самой системы, которую потом придется перестраивать по ходу войны. Люди и самолеты здесь – жертвы сложившихся обстоятельств, а обстоятельства складывали они сами. Замкнутый круг, из которого, кажется, не вырваться.

В это время на Западе идет битва за Англию – выпускной экзамен люфтваффе перед началом русской кампании. Отработка авиационного блицкрига. Англичане применяют стратегию атак на бомбардировщики и ухода от воздушных боев с истребителями. Немцы учатся воевать в боях с превосходными британскими пилотами.

Германия делает свои выводы: полеты парами «ведущий-ведомый», слоеное построение эскадрильи, не ввязываться в бой, не имея преимущества по численности, скорости и высоте. Простая и чрезвычайно эффективная инструкция, помноженная на немецкую дисциплину, делает люфтваффе настоящей машиной уничтожения. Совсем скоро советским тройкам И-16 предстоит узнать, что такое тотальная воздушная война.

9 апреля 41-го выходит постановление Политбюро «Об авариях и катастрофах в советской авиации», в котором констатируется ежегодная потеря до 900 самолетов в мирное время. В постановлении приводятся факты, которые руководство во главе с Рычаговым якобы старалось скрывать.

27 марта 41 года при перелете двенадцати самолетов ДБ-3 из Воронежа в Новгородскую область две машины разбились, три человека погибли. 23 января при другом перелете три самолета разбились, два совершили жесткую посадку, двенадцать человек погибли.

Когда Иосиф Сталин получает такие доклады, у него не может не зародиться мысль: это глупость или измена? Вождю докладывают общую статистику, никто не комментирует, что многие аварии – это недельный ремонт, и самолет снова в строю.

Рычагова снимают с должности главы ВВС. Чуть позже, 10 мая 41-го, поста лишается руководитель ВВС Московского округа, герой СССР Петр Пумпур. При этом история как-то размыла неоднократные доклады того же руководства ВВС о необходимости усиления подготовки авиации к войне.

Весной 41-го еще никто не догадывается, что кадры ПВО подставят верхушку ВВС окончательно, и снятием с постов дело уже не ограничится. За месяц до войны происходит событие, которое нанесет удар по кадрам и авиации сокрушительный: на аэродроме под Белостоком уже готовится к полету «Юнкерс 52».

Зачем Сталин в начале войны репрессировал высшее руководство ВВС
Ju 52 (Юнкерс-52)

15 мая 41-го немецкий транспортник Ju-52 не только нарушает границу, но и спокойно приземляется на Центральном аэродроме столицы СССР. «Юнкерс» в небе над Москвой, до войны чуть больше месяца, тем не менее, большой и тихоходный самолет совершает беспрепятственную посадку совсем рядом от метро Динамо, на Ленинградском проспекте столицы. До Кремля всего несколько километров.

«Юнкерс» стоит на аэродроме несколько часов и затем получает разрешение на вылет. Что это было – ошибка? Миссия – разведывательная или политическая? Документов об этом событии нет, они либо засекречены, либо уничтожены. И цель полета, и кто был на борту, и причины бездействия ПВО – все остается тайной.

24 мая происходит еще одно событие, про которое ничего нет в архивах. Это совещание высшего красноармейского командования у Сталина в полном составе. Ни протокол, ни повестка неизвестны. Но именно с 24 мая начинаются аресты.

Вину свою арестованные признают не сразу. Александру Лёвину, например, разрешают отправить домой письмо, которое больше похоже на анкету. Он словно хочет убедиться, что семью не тронули, чтобы решить, соглашаться ли заключать сделку со следствием. Лёвин в письме задает такие вопросы, на которые жена могла ответить, только если бы находилась на свободе. Следствие проявило к семье Лёвина снисхождение: жену не отправили в лагеря, а просто выслали с дочкой в Казахстан.

22 июня, когда горят наши самолеты на аэродромах, тройки и военные трибуналы уже решают судьбу арестованных. А они оправдательных приговоров почти не выносят. Сталин вспомнил о Мерецкове и Ванникове, и их вернули. А о ком не вспомнил, те пошли под расстрел. Война катится уже к столице, а сотрудники НКВД педантично допрашивают бывших «сталинских соколов», где и кому они могли передавать секреты.

Хотя никаких секретов не было – авиация была почти разгромлена в первые недели. Советский Союз не успел выполнить приказ Сталина от 31 года – пробежать столетний путь за десятилетие. Решение о расстреле принималось без суда – просто по записке. Напротив каждой фамилии содержался комментарий, в котором даже факты перепутаны. Если говорится о снижении уровня летной подготовки и подается это как обвинение, то не указывается, что именно обвиняемые первыми и говорили о невозможности готовить кадры в связи с нехваткой самолетов. Просто было принято решение именно этих людей расстрелять.

Например, генерала Новикова, на которого в деле уже были подготовлены следствием показания, не тронули, и он закончил войну первым в СССР маршалом авиации. В 46-ом Новикова все-таки арестуют, но совсем по другому делу, и показания 41 года против него использованы не будут.

к содержанию ↑

Эпилог. Взлет

Удивительно, как эти люди вообще смогли создать ВВС в тех полевых условиях, почти с чистого листа, без промышленности, без специалистов, в отрыве от мировой технической мысли. Им не удалось пробежать сто лет за десять. Но за тринадцать, по сути, удалось. В феврале 42-го, когда их ведут на расстрел, советская авиация оказывает достойное сопротивление противнику чтобы уже через три года господствовать в небе Европы.

Они были первыми, а первопроходцы не могут не совершать ошибок. Все ошибки тридцатых годов – это не только трагедии июня 41-го, но и последующая Победа. Советская авиация тогда начинала свое становление, чтобы стать сильнейшей в мире.

Все репрессированные красные командиры, создававшие военную авиацию Страны Советов, были реабилитированы из-за отсутствия состава преступления. Но нет у них ни могил, ни памятных знаков – от людей остались только учетные карточки в архивах. Места их захоронения неизвестны.

Text.ru - 100.00%

Добавить Комментарий

Ваш Email адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *