Взрослые сказки «Дракон» и «Тень» – от прошлого к настоящему

Взрослые сказки «Дракон» и «Тень» – от прошлого к настоящему

О сказках Шварца

С произведениями Евгения Шварца ощущение «дежавю» или — «где-то я это уже видел…» не покидает читателя. Мы не просто перелистываем страницы талантливых книг, но и временами, кажется, читаем между строк. И каждый находит то, что его волнует и заботит в данный момент. Пожалуй, это справедливо для любого произведения, написанного человеком мыслящим, неравнодушным и истинно талантливым.

Взрослые сказки «Дракон» и «Тень» - от прошлого к настоящему
Дракон. Кадр из фильма “Убить дракона” (1988 год). Кинокартина снята по мотивам пьесы Евгения Шварца «Дракон» (1944 год)

Сказки Е. Шварца «Дракон» и «Тень» вызвали в своё время жёсткое к себе отношение. Будто за тобой подсмотрели в замочную скважину и все увиденное изложили языком сказки, закамуфлировав настоящие имена, географические названия и исторические события. Хотя сам Шварц, как и его сказки, в общем, не подразумевают конкретных, реально существующих людей и происходящие в действительности события.

Герои и персонажи любой сказки Е. Шварца — это, прежде всего, образы собирательные, отображающие характеры и склонности целых групп людей, целых народов.

к содержанию ↑

Пьеса «Дракон»

Ланцелот, главный герой «Дракона», по идее автора, борец со злом, угнетением и тиранией со стороны чудища, держащего в страхе целое государство. Уже привыкшие к страху горожане оставляют Ланцелота один на один с Драконом, в глубине души сожалея о предстоящей гибели своего заступника. Но вот Дракон повержен, раненый Рыцарь удаляется на лечение тяжелых ран, а властелином и новым «драконом» становится Бургомистр. Что же изменилось в этом мирке?

Взрослые сказки «Дракон» и «Тень» - от прошлого к настоящему
Ланцелот. Кадр из фильма “Убить дракона” (1988 год). Кинокартина снята по мотивам пьесы Евгения Шварца «Дракон» (1944 год)

В 1944 году, после премьеры «Дракона», перепуганный председатель Комитета по делам искусств Б. Храпченко категорически заявил, что такое ни в коем случае нельзя демонстрировать на советской сцене… Такое — это есть очернение руководителей партии, «неправильные» настроения для подрастающего поколения и так далее, и тому подобное…

Друзья автора Н. Погодин и И. Эренбург предложили свою трактовку для спасения пьесы – мол, Ланцелот – это советский народ, воюющий с Германией, Дракон – сама фашистская Германия, а Бургомистр — коварные США. Шварц, естественно, отказался, пьесу запретили.

Взрослые сказки «Дракон» и «Тень» - от прошлого к настоящему
Бургомистр с дочкой. Кадр из фильма “Убить дракона” (1988 год). Кинокартина снята по мотивам пьесы Евгения Шварца «Дракон» (1944 год)

Во времена «хрущёвской оттепели» пьеса вновь появилась на сцене, уже под иным углом зрения, который, впрочем, продержался не долго. Слишком откровенно просматривалась, по мнению чиновников, антисталинская направленность произведения, поэтому постановку очень скоро вновь запрещают.

к содержанию ↑

Пьеса «Тень»

Приблизительно та же участь постигла и пьесу «Тень», премьера которой состоялась в 1940 году. Нет особой необходимости пересказывать её содержание — это произведение хорошо известно многим нашим современникам. «Тень» была создана по мотивам сюжета сказки Андерсона с той лишь разницей, что претензии к ней чиновников были гораздо конкретнее и жёстче. В Докторе они ясно увидели всех советских докторов, в Цезаре Борджиа – весь состав Союза писателей.

Акимов, выслушав рецензию чиновников на пьесу, пытался убедить их, что её идея, прежде всего, направлена на борьбу с «пережитками буржуазии» и раскрывает «конфликт начала творческого с паразитическим». Однако, все его старания не увенчались успехом и, «Тень», как следовало ожидать, запретили.

Евгений Шварц считал себя настоящим патриотом и не допускал антирежимных, антисталинских мыслей. Он, как и многие в то время с непониманием относился к арестам своих знакомых, лояльных во всех отношениях к существующей власти, и считал это вражескими происками. Но, это было тогда.

Если взять, ту же «Тень», внимательно вчитаться в текст и поменять лишь декорации, дав Учёному современный компьютер, наводнив улицы иномарками, снабдив героев мобильными телефонами, и дав им привычные нам имена, то ощущение «дежавю» перестаёт быть чем-то мистическим.

Сказка превращается в рассказ о дне сегодняшнем, со всеми нынешними «атрибутами» глубочайшего кризиса – и экономического, и политического, и морального. Как бы ни было печально, но это очень похоже на факт.
Text.ru - 100.00%

Добавить Комментарий

Ваш Email адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *